1 июня, Понедельник

Филипп КИРКОРОВ: «Кофе в постель, «Мерседес» к подъезду»…

30 апреля 1967 года в солнечном болгарском городе Варне, на берегу тёплого и ласкового Чёрного моря родился мальчик, которому счастливые родители дали имя Филипп… С этого всё и началось…

ДЕТСТВО

     Ну какое может быть детство в семье известного болгарского певца Бедроса Киркорова и его жены Виктории — артистки разговорного жанра? Гастрольное, разумеется. Еще в Болгарии, а позже и в нашей стране родители часто брали маленького Филиппа в поездки, так как оставить его дома было просто не с кем. А как сцена вошла и в его жизнь, рассказывает сам Филипп.

—  Мы были с родителями на каком-то концерте. Отец пел, мама вела этот концерт, а я стоял за кулисами. Шла праздничная кампания, это была уже третья или четвертая площадка за вечер. Я видел, как мама устала, и мне ее стало очень жалко. И вот, чтобы хоть как-то ей помочь, я вскочил с места, неожиданно для всех выбежал на сцену и громко в микрофон объявил название следующей песни. Было мне тогда лет пять. Такого взрыва хохота в зале я не слышал больше ни разу в жизни!

     Когда Филиппу исполнилось восемь лет, семья переехала в Москву. Творческое окружение и тут не покидало мальчика. В школе, в одном классе с ним, учился сын известного диктора Светланы Моргуновой — Максим, а соседкой по подъезду была популярная молдавская певица Мария Кодряну, тоже переехавшая тогда в Москву.

ВНЕШНОСТЬ

     «Эти глаза напротив — калейдоскоп огней!» — под эту песню Филипп родился. В буквальном смысле слова. Именно она звучала по больничному радио в тот момент, когда мама рожала сына. И глаза — первое, на что обращаешь внимание при взгляде на Филиппа. Есть в них что-то демоническое, колдовское. В начале своего творческого пути он —  высокий, смуглый, подтянутый — напоминал прекрасного Принца из доброй волшебной сказки. Сходство довершали высокие концертные сапоги, разлетающийся белый плащ-накидка и совершенно обезоруживающая улыбка.

Но если б знали юные влюбленные «принцессы», сколько страданий приносила ему эта «сказочная» внешность! На эстраде в то время царил популярный Сергей Захаров, и Филиппа, удивительно похожего на молодого Сергея, невольно с ним и сравнивали.

— Ох! Захаров — это был «мой крест»! Мало того, что я был на него похож, я еще и родился почти в один день с ним (день рождения Захарова 1 мая. – ред.), и в Ленинградском Мюзик-холле работал сразу после его ухода оттуда. Из-за этого, кстати, я и ушел из Мюзик-холла довольно скоро: зрители просто шли посмотреть на «молодого Захарова» и не воспринимали меня как нового исполнителя совершенно иного стиля и направления.

НАЧАЛО ПУТИ

     Первое знакомство публики с Филиппом состоялось теплыми майскими вечерами 1985 года. В московском Театре эстрады несколько дней подряд шли традиционные для тех лет весенние концерты выпускников творческих учебных заведений «В добрый путь!». Заканчивал каждый концерт студент Гнесинского училища Филипп Киркоров несколькими песнями на болгарском языке. Конферансье Лев Шимелов представлял молодого певца такими словами: «Запомните эту фамилию — Киркоров. Через несколько лет он станет звездой, и тогда все вы — сидящие в этом зале — сможете с гордостью сказать, что были свидетелями самых первых его шагов.» 

Слова Шимелова оказались пророческими: сейчас Киркоров не просто звезда — он суперзвезда. А я (автор этой статьи) действительно испытываю неподдельную гордость от того, что все те дни была и в зале, и за кулисами, там же в это время познакомилась с Филиппом и видела самое начало его творческого пути на эстраде. Кстати, звёздное будущее Киркорова было предсказано задолго до этих концертов. Ещё живя в Болгарии, его родители как-то обратились к знаменитой слепой прорицательнице Ванге с просьбой рассказать о судьбе малыша (было Филе в то время всего-то лет пять-шесть). «Вижу вашего сына стоящим на высокой горе, — сказала легендарная ясновидящая. — Он размахивает большой блестящей палкой.» Тогда никто не понял значение этих слов. И только спустя столько лет открылась истина. «Высокая гора» — эстрадный Олимп, на вершине которого Киркоров действительно находится уже давно. А «блестящая палка» — не что иное, как обычная микрофонная стойка или попросту сам микрофон.

ТЕЛЕВИДЕНИЕ.

Оно Киркорова любит. Долгие годы не проходило и дня, чтобы не мелькнул на том или ином канале его клип, интервью, фрагмент концерта или репортаж с гастролей. А первой заметила молодого певца и поверила в него замечательная женщина — редактор Ольга Молчанова, более 40 лет стоящая «за кадром» популярнейшей некогда программы «Шире круг».

— Ольга Борисовна пригласила меня в свою передачу «Шире круг», — вспоминает Филипп. — На телевидение меня тогда пригласили впервые, я ужасно волновался и даже не помнил, как спел. Узнал день эфира, обзвонил накануне всех друзей и знакомых, предупредил, чтобы смотрели. Очень приятно было увидеть себя на экране, да еще знать, что это показывают на всю страну. Конечно, в глубине души я ожидал, что наутро, как это бывает, проснусь знаменитым — ну там кофе в постель, «Мерседес» к подъезду! И был неприятно удивлен, что ничего такого не случилось. Я вышел на улицу, заглядывал людям в лица — мол, вот же я, это я вчера пел по телевизору! — но особенно-то меня никто не узнавал, конечно. Я потом уже понял, что недостаточно мелькнуть один раз — пусть даже с замечательной песней. Телевидение — это труд, это долгий путь, и я очень рад, что у нас с ним добрые отношения. Раз меня приглашают — значит, я нужен. Кстати, на себя по телевизору смотреть не люблю — обязательно что-то не нравится…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *