28 ноября, Суббота

Елена ПРЕСНЯКОВА: «Артист — опасная профессия!»

Сегодня, 19 ноября, отмечает свой день рождения очаровательная солистка второго состава группы «Самоцветы» Елена ПРЕСНЯКОВА. Как певица она известна практически всем. Однако вряд ли кто знает, что в юности Лена мечтала не о сцене, а… о   соревнованиях, золотых медалях — и даже стала мастером спорта по художественной гимнастике!

     — Я родилась в Свердловске и девочкой была очень активной, шустрой, постоянно участвовала в каких-то мальчишечьих играх, прыгала в сугробы с крыши сараев. В школе играла в баскетбол, волейбол, потом в лагере постоянно получала какие-то грамоты за прыжки то в высоту, то в длину… В то время еще существовали дворцы пионеров, где было множество кружков, поэтому я постоянно куда-то записывалась. Родители не возражали: у нас была большая семья — четверо детей! — и им было только в радость, если кто-то куда-то ушел. Я была самой младшей, у меня еще сестра и два брата, причем с сестрой у нас очень большая разница в возрасте — 21 год! У меня была подружка — очень «танцевальная» девочка из интеллигентной семьи. Ее родителям посоветовали привести дочку на просмотр в балетную студию — ну и я пошла с ней за компанию. Приняли нас обеих, и я несколько лет занималась балетом, несмотря на то, что была довольно худой и не очень складной дылдой, как и все подростки в этом возрасте. Но руководительница нашей балетной студии понимала, что балериной мне не стать, поэтому однажды поговорила со своей приятельницей, которая вела в том же дворце пионеров художественную гимнастику, и предложила мне перейти туда. У меня такие слезы были! Но она меня успокоила и за руку привела в спортивный зал. Меня взяли просто с ходу, и я начала заниматься. Участвовала в соревнованиях, ездила на сборы. В 14 лет выполнила норму мастера спорта, но два года ждала, когда мне дадут это звание официально, потому что тогда его присваивали только с шестнадцати. Кстати, я и сейчас с большим удовольствием смотрю по телевизору художественную гимнастику. Но то, что мы делали тогда, -это просто небо и земля по сравнению с тем, что молодые девочки делают сегодня. Закончился мой большой спорт трагически. Однажды я опоздала на тренировку, наш тренер меня отругала и поставила к станку разминаться перед занятиями. Времени на разминку оставалось очень мало, я нервничала, разогреться как следует не успела, но когда тренер спросила меня, готова ли я работать, я самоуверенно ответила: «Готова!» На «холодные ноги» стала делать упражнение — и вдруг у меня вылетает коленная чашечка! Очнулась я на куче матов в углу зала от того, что мое колено поливали чем-то жутко холодным (как я потом узнала, это была заморозка). И с ужасом увидела, как на месте чашечки с угрожающей быстротой растет огромный пузырь. Я была в таком шоке, что даже не плакала — это я отчетливо помню до сих пор. Меня сразу увезли в больницу, наложили гипс на всю ногу, я долго хромала и после этого уже сама перестала ходить на гимнастику, потому что просто боялась делать упражнение, из-за которого я пострадала. Правда, перейдя на более «мирную» работу — в ансамбль «Самоцветы» — с травмами все равно не распрощалась. К примеру, однажды — еще перед рождением Никитки — на гастролях в одном из городов «Самоцветы» выступали в здании цирка. Арена мягкая, опилки — и так я разошлась, что решила сделать перекидочку. Порвала колготки, так как сняла туфли на высоком каблуке, в которых работала. И очень потянула спину, потому что все это было без разминки. В общем, приземлилась на мягкие опилки… Хотя спортивное прошлое очень мне помогает: я до сих пор на концертах и колесо делаю, и на шпагат легко сажусь…

      А несколько лет назад со мной снова произошла «веселая» история. Мы заканчивали гастроли — шел последний концерт на стадионе перед нашим круизом. И ребята, прекрасно зная мой шебутной характер, когда я по собственной неосмотрительности то ногу подверну, то руку сломаю, просто молились, чтобы этот концерт закончился благополучно и мы смогли бы уехать. Пошла последняя песня, мальчики облегченно вздохнули — слава Богу, все в порядке, ничего с Леной не случилось! А я вдруг вижу в первых рядах за ограждением молодого парня, который держит велосипед. В проигрыше песни, с микрофоном в руке, рванула на поле, подбежала к нему и попросила этот велосипед. Он мне его с радостью дал. А я тогда выступала в туфлях на огромной платформе. Влезла прямо в них на велосипед и погнала вокруг стадиона по дорожке! Но, видимо, дала отвыкшим от спорта ногам такую нагрузку, что одна нога просто онемела, и когда я сняла ее с педали, собираясь спрыгнуть, она подвернулась. Я на полной скорости грохнулась на жесткое покрытие стадиона (в концертных белых брюках и в короткой белой же кофточке!), меня протащило по пыльной дорожке и в конце концов сверху меня накрыл этот злосчастный велосипед. Ребята на сцене были просто в ужасе: не дай Бог, со мной что-то случилось — круиз же срывается! А я прямо в микрофон:»Ой, мама!» Боли в тот момент не чувствовала, вскочила, закончила песню, а когда пришла в гримерку и стала стягивать с себя эти грязные обтягивающие лосины, то с ужасом увидела, что мою ногу по всей ее длине — прямо до кости! — как будто чем-то стесали. Да еще и локоть ободрала. Зрелище кошмарное! Но, к счастью, ничего не сломала и не вывихнула. Потом еще несколько раз получала травмы на концертах — например, как-то делала колесо и так растянула мышцу с внутренней стороны бедра, что потом четыре дня хромала. Артист — опасная профессия!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *