26 января, Вторник

Лариса ВЕРБИЦКАЯ: «Телевизор превращает нас в зомби…»

Сегодня, 30 ноября, отмечает свой день рождения самая яркая и красивая диктор и телеведущая Лариса ВЕРБИЦКАЯ, Если верить древним учениям индусов о том, что все мы в одной из прошлых жизней были животными, то Вербицкая наверняка была стремительной и гордой белой чайкой. Недаром ведь ее имя — Лариса — и переводится с греческого как «чайка». А в ее фамилии есть что-то от вербы — беззащитного трогательного деревца весны. Да Лариса и сама как весна — нежная, радостная, открытая навстречу людям. Именно такую солнечную красавицу рисуют художники в детских книгах сказок и на своих весенних полотнах, стремясь передать неуловимый образ самого романтического времени года. Правда, путь к телевидению у Ларисы был довольно тернист.

— Когда я училась в институте, у нас как раз шёл фильм «Посол Советского Союза», и мои родители мечтали, чтобы их дочь стала послом СССР в какой-нибудь стране, — смеётся Лариса. — Я, естественно, относилась к этому с известной долей иронии, но английский тем не менее учила очень тщательно. Моя мама работала старшей операционной сестрой, её очень ценили хирурги, и когда отец (он у меня военный) уезжал в командировки, мама брала меня с собой в больницу. На меня надевали белый халат, колпак, маску, и я  — правда, за окошечком — проводила целые дни в операционной, глядя, как мама ассистирует. Конечно, очень хотела стать врачом. Но так сложилось, что когда уже в более зрелом возрасте я побывала у мамы в больнице и увидела самые неприглядные стороны этой профессии — кровь, ампутированные руки и ноги, то поняла, что не смогу — это не моё. И поступила на филологический, потому что идти на иняз боялась из-за большого конкурса. Для абитуриентов, не имеющих блата, не оставалось никаких шансов, и мне просто по-человечески было жалко терять год. Но опять же в тот год, когда я поступала, именно на филфаке был жуткий конкурс. Но несмотря на это я все же поступила.

— Как известно, филологические факультеты готовят в основном школьных преподавателей. А вы проводили уроки в школе?

— Всего один-единственный урок — в старших классах. Тема была «Евгений Онегин» — как сейчас помню. Но я поняла, что они меня принимают за сверстницу, и рассчитывать на педагогический авторитет и весомость в таком возрасте, в каком я была, — это совершенно нереально. Поэтому решила больше этим не заниматься. И тут как раз обстоятельства сложились очень благоприятно. Я постоянно давала списывать конспекты своему сокурснику Эдику Котовскому (историческая фамилия — насколько мне известно, в Молдавии сейчас есть памятник Котовскому). А он в то время подрабатывал на ТВ оператором. И в один прекрасный день из благодарности ко мне он сказал: «У нас завтра будет конкурс дикторов — приходи!» Я говорю: «Да брось ты, это нереально!» Но тем не менее, раздумывала я недолго: педагогическое будущее меня не очень-то привлекало, хотя мне в институте предлагали остаться на кафедре и специализироваться на научной работе. Я пришла на ТВ, где все огромное фойе было, как селедками в банке, набито желающими попасть на это место. Правда, вакансий было две: требовался русскоязычный диктор-женщина, а на молдавский канал — мужчина. Так получилось — просто мне, наверное, повезло — что прошла именно я. За те кишинёвские телевизионные годы я вела на ТВ практически все передачи — диапазон был очень широким! Это в Москве на ТВ уже начали появляться узкие специализации: кто-то работает только на новостях, кто-то на развлекательных программах и тому подобное. Там же дикторов было мало, а работы много. И когда умер Леонид Ильич Брежнев, меня, молодую и начинающую, вызвал к себе председатель молдавского Гостелерадио и сказал: «Мы поручаем Вам прочитать очень ответственную информацию. Пожалуйста, отнеситесь к этому со всей серьезностью и с должным пониманием: никакого макияжа, никакой губной  помады  и одеться в чёрное.» Я читала русский текст о смерти Брежнева, а молдавский диктор — он к тому времени был уже Народным артистом (тогда дикторам давали звания за телевизионные программы и правительственные концерты) — читал по-молдавски. И «экзамен» этот выдержала, замечаний никаких не получила, хотя переживала ужасно: ведь случись что — и вся карьера могла пойти насмарку!

— А какие программы, кроме «Новостей», Вам приходилось вести?

— Очень многие! Тогда не было такого понятия — «ведущий»: все программы вели дикторы, которые приглашались на все каналы. Поэтому я работала на программе «Время», вела праздничные вечера «Встречи в концертной студии Останкино»; были «Утренняя почта», «Спокойной ночи, малыши!», «Добрый вечер, Москва!», «Зигзаг удачи»… А когда появилась программа «С добрым утром!», я долгое время работала и на ней. За эти годы она называлась по-разному: и просто «Утро», и «Телеутро», но суть ее была примерно одинакова.

— Лариса, на экране вы всегда милая, улыбчивая, добрая. А в реальной жизни можете дать выход раздражению? Ведь иногда бывает такое настроение, что не только улыбаться — просто слова сказать нет ни сил, ни возможности…

— Мне приходилось быть в таком состоянии единственный раз. Когда умер мой папа, я должна была выйти в эфир на следующий же день после похорон. Но ведь это очень личное, интимное, чтобы показывать на экране телезрителям, которые ждут от тебя совсем другого. Они хотят улыбки, мягкости, доброты — значит, я должна нести именно это. Но я всегда прихожу в состояние, скажем так, неуравновешенности, когда сталкиваюсь с глупостью и непрофессионализмом. Причем это касается не только работы.

— Вы очень красивая женщина, у вас большой круг общения — в том числе и с мужчинами.  Муж не ревнует?

— Саша несколько раз признавался, что стоит только начать ревновать – и всё: это накручивается, наворачивается, как снежный ком, и обратной дороги уже нет. Поэтому давать волю ревности и слабину своим эмоциям и сомнениям — самое последнее дело. И потом, если есть доверие между близкими людьми, то стоит ли ревновать? Ну, наверное, есть там что-то в самой глубине души — но мне он этого не показывает. Для нас обоих — а особенно для меня, как женщины — очень важен психологический комфорт в семье. Когда все здоровы, когда есть понимание и поддержка. И еще для меня исключительно важна работа. Есть люди, которые могут существовать без нее, посвящая свою жизнь только семье и близким. Я не из этой категории женщин.

— Лариса, каждое присутствие на экране на концерте перед глазами миллионов зрителей обязывает выглядеть безупречно. Поделитесь секретами своей молодости и красоты.

— Никаких особых секретов нет. Если рядом с женщиной семья, любимый человек — то у неё и на душе легко, и глаза светятся, и хочется хорошо выглядеть. И возраст тут совершенно ни при чём. По работе я встречаюсь со разными людьми, и многие из тех, кто приходит в студию, так молоды, несмотря на годы!  А что касается внешности, то сейчас так развита косметология — только не ленись следить за собой! Мне безумно нравится фраза одной французской долгожительницы, которой в то время было уже почти сто лет. Её спросили, не переживает ли она, что у неё так много морщин. Она ответила: «Какие морщины?! У меня всего одна морщина — и то я на ней сижу!» А мои личные рецепты очень просты. Прежде всего нужно стараться высыпаться. Когда это не удается, лучший способ привести себя в надлежащий вид — ванна с солью. Причем, если нет специальной, ароматизированной соли, я использую обычную. Делаю маски — как готовые, так и собственного приготовления, очень люблю массаж. Мне нравится всем этим заниматься. А еще нужно обязательно каждый год выбираться в отпуск. Я получаю такое умиротворение и такой заряд бодрости от природы, что этого хватает надолго! Кроме того, я давно увлекаюсь цветоводством, развожу экзотические цветы. Иногда ночью — а я человек ночной — подхожу к цветам, наблюдаю за ними, шёпотом разговариваю, всегда замечаю, где появился новый бутон, где росток, где листик…

— Работая на ТВ, вы дома телевизор смотрите?

— Есть всего несколько программ, которые стараюсь не пропускать. А вообще я в последнее время гораздо реже смотрю телевизор и заметила, что у меня появилось так много свободного времени! Жизнь стала более осмысленной: я стала очень многое успевать, больше читать, где-то бывать, отдыхать. Телевизор же просто превращает нас в зомби!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *