11 мая, Вторник

Тамара ГВЕРДЦИТЕЛИ: «Всегда надо верить в лучшее!»

     Сегодня свой очередной день рождения отмечает народная артистка России и Грузии, лауреат премии Ленинского комсомола, блистательная Тамара ГВЕРДЦИТЕЛИ! Она популярна, любима, красива и обаятельна. Впервые она запела в десятимесячном возрасте — так, по крайней мере, утверждала мама. В шесть лет пошла в музыкальную школу, а в десять уже стала выступать в популярном не только у нас, но и за рубежом детском ВИА «Мзиури». Настоящая «взрослая» жизнь началась у Тамрико в 19 лет, когда она победила на Всесоюзном конкурсе советской песни в Днепропетровске. Потом чередой пошли победы на фестивалях в Сочи, Дрездене и популярнейшем международном конкурсе «Золотой Орфей»…

— Тамара, что бы вы сейчас, с высоты вашего положения, возраста и жизненного опыта, сказали бы той маленькой девочке Тамрико из ансамбля «Мзиури»?

— С детским музыкальным ансамблем «Мзиури» мы объездили весь бывший Советский Союз. И я до сих пор не устаю повторять, что очень многим я обязана своему педагогу, руководителю ансамбля Б.Иваницкой. Именно она разглядела во мне дарование и сделала музыку моей профессией. Поэтому маленькой Тамрико я могла бы только пожелать как можно больше прислушиваться к своему педагогу.

— Грузинская девушка, которой по обычаю положено быть покорной и скромной, вдруг однажды вышла на сцену в декольте и юбке с разрезом. Была ли какая-то реакция Вашей родни, земляков?

— Конечно, поначалу меня не все понимали. И какое-то время я жила под лозунгом «Я сама!», потому что приходилось отстаивать свою точку зрения, свое видение того или иного образа и самостоятельно принимать решения. Однако мои близкие верили в меня и порой эта вера помогала мне двигаться дальше.

— Многие ваши коллеги очень не любят выступать в ресторанах на корпоративных вечеринках. А ваше отношение к такому виду и месту работы?

— Я работаю на корпоративах, но только при одном условии: зрители должны проявлять уважение к артисту и его творчеству. Например, я не пою во время трапез, застольных или дружеских бесед… Если люди хотят поесть или поговорить, им совсем не обязательно приглашать артиста со своей программой. В Европе, например, аудитория невероятна внимательна к артисту — а вот у нас, к сожалению, не всегда…

— Вы несколько лет работали с потрясающим французским музыкантом и композитором Мишелем Леграном. Как случилось знакомство?

— На самом деле довольно мистически. Моему агенту вдруг однажды приснилось, будто ему кто-то говорит, что он обязательно должен связаться с мсье Леграном, и из этого может что-то получиться. Он, совершенно наугад, послал Мишелю Леграну кассету с моими песнями. Маэстро получает такие кассеты сотнями, поэтому я, в принципе, ничего не ожидала. И вдруг всего через четыре (!) дня моему агенту сообщают о желании Леграна встретиться «с мадам Гвердцители». Вот так все и началось.

— Каковы ваши самые первые впечатления от Парижа?

— При первой же встрече Париж ошеломил, очаровал! У меня было ощущение, что я попала в прошлое: какие-то шляпки, вуальки, жемчуга, керосиновые лампы, абажуры — это можно с ума сойти! Франция, бесспорно, повлияла на мой вкус и отношение к жизни своей неторопливой жизнью, постоянством, неизменностью. Когда бы я ни приехала в Париж — в первый раз или в настоящее время — здесь все те же багеты, те же круассаны в кафе и те же мадам, которые их тебе подают. Еще мне очень нравится, что здесь нет понятия «пожилая женщина» — все или «мадам», или «мадемуазель». Я мечтаю снимать крохотную комнатку хоть на чердаке любого парижского дома, чтобы приезжать сюда в свободное время просто отдыхать, впитывать в себя этот невероятный город и даже в 98 лет оставаться «мадам».

— Многие звезды, кроме пения-съёмок, занимаются бизнесом: кто ресторан держит, кто пиар-агентство открыл, кто книги пишет. А вы?

— Я думаю, главное — чувствовать свое призвание и следовать ему. Ведь не всегда люди находятся на своем месте. Мне очень повезло — я могу отдавать себя любимому делу, музыке. Для меня профессия артиста — это прежде всего творчество, а не бизнес. И потребности в бизнесе или любой другой дополнительной деятельности у меня нет.

— Тамара, как родители воспитывали вас в детстве?

— Моя мама — коренная одесситка — во время войны попала в Грузию и осталась там навсегда. Поэтому нас с братом воспитывали по-грузински, но с «еврейским акцентом». И все эти сдерживающие факторы, заложенные грузинскими традициями, внутренние запреты, особенно ощутимые по женской линии, восточная семейственность самым невероятным и непонятным образом мирно сосуществовали с неистребимой «одесскостью».

— Как вы считаете, обязательно ли рядом с каждой женщиной непременно должен быть мужчина?

— Женщина вполне может быть сильной, гордой, независимой. Не люблю, когда представительницы «слабого пола» жалуются на эту самую слабость. Думаю, каждая женщина в состоянии оценить свои силы и решить, сможет ли она обойтись без мужчины рядом.

— А какими качествами должен обладать мужчина, чтобы быть с вами?

— Мужчина прежде всего должен быть сильным, порядочным и самостоятельным человеком. Приятно, когда он ведет себя как джентльмен, как рыцарь! Хотя я не питаю иллюзий: рыцарство в наше время — редкость…

— Неужели даже ваши поклонники никогда не совершали ради вас рыцарские поступки?

— Среди поклонников попадаются очень забавные. Один как-то предложил подарить мне… грузовой самолет! Моя подруга с юмором попросила заменить грузовой на пассажирский. Но все благополучно закончилось букетом из ста роз и запиской — что к богиням, мол, нельзя с подобными словами приближаться, поэтому лучше вообще ничего не говорить, а просто дарить им цветы и молча уходить. Этот случай запал мне в душу — вот тут мужчина как раз повел себя по-рыцарски.

— Тамара, после самого любимого праздника — Нового года — прошло меньше месяца. Как вы обычно его встречаете?

— Я стараюсь, чтобы в Новый год рядом со мной были мои близкие люди — родственники и друзья. Есть в этом празднике что-то из детства — все эти новогодние фонарики, блестящие игрушки, бенгальские огни, сюрпризы! Очень важно сохранять ощущение праздника и волшебства на протяжении всей жизни. Я с радостью получаю подарки и с удовольствием дарю их сама. Главное — чтобы все это было от души.

— В Деда Мороза вы в детстве верили? Что просили у него под Новый год?

— Конечно, верила, как и любой ребёнок. А поскольку я всегда была очень романтичной натурой, то просила что-то глобальное — а-ля «мир во всем мире». Да и сейчас под бой курантов я по традиции желаю всем близким счастья, но стараюсь не конкретизировать — ведь у каждого оно свое.

— Грузины — мастера тостов. А вы обычно за что пьете?

Грузинская кухня — одна из лучших в мире, несмотря на то, что страна маленькая. У грузина всегда есть сто обязательных тостов. Как же мне выбрать один любимый из ста? Их надо рассказывать либо все, либо ни одного… Время за ними проходит незаметно. И люди находятся в процессе концентрации. И трезвые и пьяные.

— Тамара, кто вы по жизни — оптимист, пессимист, реалист, кто-то еще? Есть ли у Вас свой девиз или кредо в жизни?

— Думаю, без оптимизма не было бы всего того, что есть у меня сегодня. Я уверена, что всегда нужно верить в лучшее — именно поэтому все мое творчество пронизано светом, несмотря на грустные нотки в некоторых композициях.