20 апреля, Вторник

Мирослава КАРПОВИЧ: «До сих пор помню сладкий вкус торта вперемешку с солёными слезами счастья!»

     Сегодня, 1 марта, отмечает свой день рождения актриса, звезда сериала «Папины дочки», фильмов «Голубка», «Тариф Новогодний» и многих других, — Мирослава КАРПОВИЧ.

— Мирослава, у вас очень необычное и красивое имя. Кто из родителей его придумал?

— Поначалу мама хотела назвать меня Мария-Мирослава — почти как Мария-Мирабелла. Но приехал папа (он тогда служил на иранской границе) и поинтересовался, как же меня будут потом звать в школе? После этого всё и встало на свои места, я осталась просто Мирославой.

— Почему вы решили стать актрисой?

— На это мое желание повлиял один случай. Я родилась на Украине, в городе Бердянске Запорожской области. Однажды в местном ДК какая-то заезжая труппа показывала спектакль «Жанна Д Арк», Мне тогда было 5 лет, я ела подаренные кем-то очень дефицитные и экзотические в то время сушёные бананы, за которые если не родину — то что-нибудь точно могла продать! Но как только началось действо, я поняла, что бананы — это ничто по сравнению с театром! После сожжения на костре героини меня пришлось выводить из театра, потому что стоял мой жуткий вой, заглушить который было невозможно ничем и никак. Меня вывели на улицу, и каково же было мое удивление, когда в двух шагах от себя я увидела «сожженную» девушку — не просто живую, а еще и курящую, и пьющую ореховое ситро! И в тот момент я поняла, как же это здорово: ты можешь прожить чью-то жизнь, умереть, потом воскреснуть и снова быть собой! Я это не так, конечно, понимала в том возрасте — просто ощущала всеми фибрами тела. Мама и весь наш семейный женсовет всегда меня в этом поддерживали, а папа к ним примкнул уже после просмотра моих студенческих работ, так как считал, что актёрство — это не профессия, а хобби. Но потом его мнение по этому поводу изменилось.

— Ваша героиня Маша в сериале «Папины дочки» провалилась на вступительных в театральный. А вы как поступали?

— Я, как и все жаждущие поступить в театральный вуз, пробовалась и в «Щуку», и в «Щепку», и во ВГИК, и в ГИТИС… Помню свой первый поход: я нарядилась, как новогодняя ёлка, была вся увешана бусами, в джинсах, и читала что-то очень трагедийное, выкрикивая при этом французские ругательства. После чего одна из представителей комиссии — дама солидного возраста с низким хриплым голосом — выставила меня с ответным французским же ругательством за дверь и поставила на мне табу. Так несколько раз «упав в грязь лицом» и набравшись опыта, я пошла покорять последний вуз — Школу-студию МХАТ, кардинально изменив имидж, репертуар и взяв в качестве поддержки маму. Она сидела на лавочке под окошком, а я периодически подавала ей сигналы, которые поначалу воспринимались комиссией как попытка самоубийства — они пытались стащить меня с подоконника. А потом один из членов комиссии (и, как оказалось в будущем, мой педагог) высунулся в окошко и сам махнул маме рукой в честь моей победы! Я очень волновалась, но не боялась показаться смешной и нелепой, а главное — я была уверена в себе! Для меня были важны те люди, которые на меня смотрели, но еще я понимала, что все они тоже были когда-то такими же, как и я. Я читала им, пела, танцевала с полной самоотдачей, как последний раз в жизни: сегодня — или никогда! Было страшно, но здорово! Меня взяли. Мы с мамой шли по Камергерскому переулку и плакали, а на пороге дома нас ждали плачущие бабушка и сестра. Я на всю жизнь запомнила вкус праздничного торта по этому поводу вперемешку с солеными слезами счастья…

— Вы сама с Украины, а когда и как случился ваш переезд в Москву? Чем сразу же поразил вас этот город?

— У меня не только украинские корни — в нашем роду были и бессарабские цыгане, и поляки, и греки… Мое детство было самое замечательное! Потом папу пригласили работать в Москву и он сначала забрал сестру с мамой, а я осталась на Украине, потому что пошла в первый класс. Но потом и меня, естественно, забрали. Москва поразила меня всем: количеством бегущих людей, машин, метро. Я его жутко боялась и всегда плакала, когда нужно было спускаться вниз, год не могла проходить через турникет. Поразило громадное «чёртово колесо» и слоёные «язычки» на вокзале, которые я попробовала впервые. А уж «Макдоналдс»! В наш первый поход туда мы с сестрой съели всё, что там было, по одной штуке, а потом собрали все пакетики, обертки и стаканчики, я их возила на Украину показывать бабушке и друзьям. Негатив от Москвы был только один: на второй день в новой школе я получила двойку, так как не смогла сделать домашнее задание — программы московской и украинской школ значительно отличались друг от друга. Но это дало мне хороший стимул на будущее, я не расстроилась, а только иронично взглянула на ситуацию и подумала: «Я вас еще перегоню! Какие же вы маленькие!» Так потом и случилось. А сейчас я просто обожаю Москву, ее таинственные улочки, голоса из окон, запах метро, толкающихся людей, пробки, сияющие витрины, вечерние огни… Она так много мне подарила — и дарит до сих пор…

— В сериале «Папины дочки» вы начали играть 15-16-летнюю школьницу. А вы сами помните себя в этом возрасте?

— Помню себя в любом возрасте. Училась я, как и все в школе, но в отличие от многих своих одноклассников знала, чего я хочу от жизни. Всегда была со своим «моторчиком», с улыбкой до ушей, везде ходила с книжкой (у меня любовь к чтению на ходу), сочувствовала литературным героям, заливая книжные страницы слезами, и всегда самоотверженно защищала честь школы на всех мероприятиях — так что все поздравительные торты и шоколадные медали постоянно были наши. Кормила птиц семечками после уроков, гуляла с мальчишками по стройкам, а после выпускного экзамена меня искупали в фонтане вместе с аттестатом и я была самой счастливой и предвкушала новую жизнь! 

— Ваша героиня Маша — та еще модница! А какой стиль в одежде предпочитаете вы? 

— Отдаю предпочтение винтажной одежде: у меня есть шляпы с вуалями, пальто и костюм из «Английского королевского дома»! Еще люблю мужской крой, галстуки, бабочки, огромные пиджаки, подтяжки, широкие брюки. Иногда разбавляю эту строгую вычурность кедами. Нравится красивая бижутерия, различные аксессуары. Можно неделю носить одну и ту же вещь, меняя «детальки», и каждый раз будет казаться, что ты в чем-то новом.

Кадр из сериала «Папины дочки».

— Какие чувства испытали, когда вам вновь — хоть и по роли — пришлось сесть за школьную парту?

— Я знала, что теперь у меня есть возможность пережить все то, что я не успела в школе, и сценаристы телепатически помогли мне в этом. В моей жизни не было ни последнего звонка, ни выпускного вечера, так как на тот момент у меня полным ходом шли вступительные туры — вот на экране я в полной мере и восполнила все пробелы своей школьной жизни. Ну и не могу не признать, что это меня, конечно, внутренне омолодило!

— Хотели бы принять участие в каком-либо телепроекте типа цирка, танцев, фигурного катания или выживания на островах?

— Нет, не хотела бы. Считаю, в данном случае лучше не размениваться, а заниматься тем, что у тебя лучше всего получается, развивать свои сильные стороны и идти дальше, а цирк, острова, танцы и фигурное катание оставить тем, кто в этом силён, то бишь профессионалам. 

— Как вы поддерживаете себя в форме?

— Много работаю, мало ем, мало сплю, много читаю, бегаю по эскалатору, тренирую свою стрессоустойчивость на наших агрессивных старушках и усатых дядьках. Ещё, как сказала Рената Литвинова, — надо рожать детей, ну это еще впереди!

— Мирослава, вы закрытый или гостеприимный человек?

— Мой дом всегда открыт для гостей, но только самых близких. Когда есть время, встречаемся у меня дома с моими однокурсниками. Последний раз я их поражала украинской кухней. Вообще, когда неожиданно приходят гости, мое коронное блюдо «Всё, что есть в холодильнике»!

— Поклонников у Вас много?

— Забавные истории происходят ежедневно. Поначалу меня узнавали после спектакля «Ты», но только в районе центра и Камергерского переулка. Более масштабное узнавание пришло после выхода на экран «Папиных дочек». Как-то в метро я уронила шапку, мимо шли школьники на экскурсию, один мальчишка её подобрал, увидел меня — ну и началось… Когда на ВДНХ снимали фильм «Тариф «Новогодний», толпа людей с камерами и криками «Мотор!» не могла не привлечь любопытных. К концу дня их собралось уже человек 300. Когда всё закончилось, я расслабилась, присела на бордюр — и вдруг почувствовала себя рок-звездой почти мирового масштаба! На меня неслась толпа детей и подростков! Я попыталась увернуться, но услышала только чей-то крик: «Ой, она посмотрела на меня!» и утонула в многочисленных страстных объятиях. Меня повалили на траву, много раз сфотографировали, попросили автографы и попытались засунуть в нос (!) бумажку с номером телефона! Самое ужасное, что никто из съёмочной группы ничего не понял! И только когда они увидели колышущийся в толпе воздушный шарик в виде ромашки — мой «опознавательный знак», который был привязан к моей руке, — все бросились меня спасать и из этой кучи и вытаскивать.

— У вас есть или девиз в жизни, или просто любимое выражение?

— Бороться и искать, найти — и не сдаваться!