26 ноября, Суббота

Аида ВЕДИЩЕВА: «Я прожила две жизни.»

Сегодня, 10 июня, свой 80-летний юбилей отмечает легендарная певица, давно и прочно вошедшая в историю нашей эстрады — Аида ВЕДИЩЕВА. Одно только её имя на афишах гарантировало переполненные залы. И вдруг… В марте 1980 года она уезжает. Как тогда казалось, навсегда. Другая жизнь, другая страна. И Аида становится другой. Вряд ли кто-нибудь еще, имея за плечами столь ошеломительный успех и блестящую артистическую карьеру, смог бы вновь пойти в ученики, начиная жизнь сначала. Она — смогла. И стала в Штатах не менее популярной и востребованной, чем в СССР. Одна из героинь книги «Кто есть кто в Калифорнии», обладательница наград и личных благодарностей от нескольких президентов США, «родоначальница» заокеанского праздника «День эмигранта», благотворительница, музыкант, поэт, композитор, актриса… И просто сильная женщина, оптимистка, сумевшая выжить и не сломаться.

— Аида, в годы вашей популярности к вам обращались многие поэты и композиторы, но только с Владимиром Шаинским вы дружили более 30 лет. Чем вы так «зацепили» друг друга?

— Да, мы действительно по-настоящему подружились с ним, а потом и с его семьёй, на много лет…Как говорится, всё от Бога! И мы поняли друг друга именно на духовном и душевном уровне. Володя в любом возрасте был как ребёнок. Я его называю «весёлый Моцарт». А он в ответ называл меня «Мэрилин Монро нашего времени» Это гениальный композитор — и невероятный шутник. У нас было очень много общих тем для разговоров. Когда мы работали над песней, мы могли говорить по телефону 3-4 часа.

— Почему песенку «Чунга-чанга» для мультфильма «Катерок» он предложил именно вам? 

— Наверное потому, что он меня знал именно такой – весёлой, жизнерадостной. А у моего партнёра Анатолия Горохова был очень красивый голос. Самого мультфильма ещё не было, зрительный ряд мы не видели. Но я вижу текст и умею создавать образ. Ещё я в «Катерке» спела прекрасную лирическую песню «Синяя вода». А когда уже много лет спустя посмотрела этот мультфильм, то поняла, что всё действительно совпало с моей фантазией, как я это видела и представляла изначально, записывая песни.

— Вы часто встречались в Москве?

— Он жил с мамочкой на Преображенке, и когда мы с мужем переехали в Сокольники, нам было удобно встречаться и работать над песнями. Его песни, которые я пела, («Смешной паренек», «Ах, Наташа», «Детство», «Черный кофе», «Не ломай черемухи», «Сентябрины», «Две души»)…- это просто классика, они становились любимыми шлягерами в течение многих десятилетий. Эти музыкальные жемчужинки связали наши имена навсегда.

— Я знаю, что в США вы осуществили заветную мечту всех россиянок — вышли замуж за американского миллионера…

— Если б вы знали, чем обернулась для меня эта «мечта»… Вообще у меня в жизни было 4 мужа. С Джеком (тогда ещё будущим мужем) я познакомилась на концерте. Несколько раз мне передавали записки от какого-то богача, который настойчиво писал, что хочет со мной встретиться. Обычно подобных записок у меня десятки после каждого концерта, но если бы я встречалась со всеми, кто этого хочет, у меня бы не было времени ни на работу, ни на дом, ни на отдых. Тем не менее он разыскал меня через моих агентов, на одном из концертов нас все-таки познакомили, и он не успокоился, пока не женился на мне. Жизнь моя совершенно изменилась! Хотя он увидел меня именно на концерте, после женитьбы он был категорически против, чтобы я пела. Мы объездили весь мир, шесть лет путешествовали. Я жила шикарно! Как видно, Бог дал мне возможность отдохнуть за мои труды праведные. Но только ночью, когда муж засыпал, я уходила в свою комнату — и начиналось творчество! Я творила, создавала, сочиняла… Прожила в золотой клетке столько лет и снова сказала себе: «Хватит, Аида! Ты приехала сюда творить — вот и делай то, что тебе по душе!» И подала на развод. Бракоразводный процесс был очень сложным и мучительным, я ушла из дома… Мой супруг принял страшное решение — лишить меня всего. Он собирался не развестись, а аннулировать брак, то есть доказать, что брак был зарегистрирован по американским законам неправильно. Мне пришлось пользоваться услугами 25-ти адвокатов, я потратила все свои сбережения! И однажды поняла, что все адвокаты обманывают меня. Я была вынуждена пойти в библиотеку и самой начать изучать американское законодательство. Три года я с трудом продиралась через эти юридические дебри. Можно сказать, что я выучилась на адвоката. Заплатив при этом не меньше, чем если бы я пошла в университет или в колледж. И когда я сама вступила в битву со своим супругом, я добилась своего. Я была хорошо подготовлена. Когда он стоял под присягой, я предъявила 30 деклараций! И на каждый мой вопрос он вынужден был отвечать: «Да, это действительно было так!» Я смогла доказать, что произошло, когда и как. При этом ссылалась на документы (страница такая-то, строчка такая-то), и все это было подтверждено свидетелями. И я выиграла дело. Несмотря ни на что, я осталась довольна. И это был хороший урок.  Но… В результате всех этих стрессов и переживаний очень тяжело заболела. Можно даже сказать — смертельно. В России об этом не говорят, а у нас не принято скрывать: у меня был рак. Причем, в такой стадии, что мне даже операцию не хотели делать. Когда врач увидел мои снимки, он побледнел и не мог сказать ни слова! Но так как я сама из семьи врачей (отец был одним из основоположников современной стоматологии, мама — хирург), то знала основы медицины. Я не отчаивалась, верила во Всевышнего и говорила себе: «Если твое время пришло — слава Богу! Закончила свой путь в этой жизни — хорошо. Будет следующая жизнь!» Надо верить в перевоплощение, в бессмертие души, в будущее — тогда не страшно и умирать. Я очень долго шла к этому пониманию. И когда мне объявили диагноз, я всё же нашла врачей, которые согласились сделать мне операцию. Потом я прошла полный курс химиотерапии, и до сих пор мое утро начинается сначала с молитвы, зарядки, дыхательной гимнастики… А потом — обязательная диета, которую я разработала для себя сама. Я победила рак, потому что у меня всегда была вера, и она меня подняла. Если у человека есть вера и надежда, он все может одолеть.

— Какую веру вы исповедуете?

— Я верую в Единого Бога. И Он меня хранит. Расскажу один случай. Когда во время бракоразводного процесса я жила в доме у своего адвоката, то меня попросили написать песню к американскому фильму «Преступление и наказание» по Достоевскому. Работать я привыкла ночью, когда кругом тишина, никто не мешает, нет ни звонков, ни разговоров. Примерно к пяти утра закончила очень сильную, духовную по содержанию песню и легла спать. Просыпаюсь примерно в час дня — кругом все черно, неба не видно! Оказалось, вспыхнул сильнейший пожар и горит почти весь район. Я схватила необходимые документы, села в машину, чтобы спасти хотя бы ее, но увидела, что проехать невозможно: все улицы запружены людьми, которые ведут под уздцы лошадей: в этом районе живут известные голливудские звезды, многие из них увлекаются верховой ездой и в первую очередь они кинулись спасать своих скакунов. Я на своей машине в этой толпе добралась до безопасного места только к вечеру, а когда спустя некоторое время вернулась обратно, то обнаружила, что дома слева и справа сгорели полностью, а наш остался цел, пострадала только ограда! Первая моя мысль: «Я писала духовную песню, думала о Боге, и Он меня спас!» Вот как бывает… Меня часто спрашивают, откуда я беру столько энергии. Он небес. Из Космоса. Я не прошу ничего, все само приходит. Я только благодарю Его за каждый прожитый день, за каждую минуту на сцене. Это и придает мне такие силы.

— Аида, вы сказали, что верите в перевоплощение души. У вас есть на то основания?

— Однажды известная американская женщина-экстрасенс сказала мне, что в одной из своих прошлых жизней я была великой балериной, чье имя встречалось во многих книгах и энциклопедиях того времени. Я сначала посмеялась, а потом вспомнила, как в детстве любила ходить на мысочках, словно на пуантах. А когда мне было 14 лет, я обычно читала, лежа на диване поперек и задрав ноги высоко на стенку. Если в комнату входил папа, то обычно начинал кричать: «Как ты лежишь, что за поза?! Сядь нормально!» Представляете великовозрастную деваху с ногами вверх? И только потом я узнала, что так поступают все балетные, чтобы кровь оттекала и вены не болели. А я делала так бессознательно — мне просто было удобно. Сейчас я знаю, что в следующей жизни буду знаменитой актрисой Бродвея, знаю, как буду выглядеть, что петь, какие шоу поставлю. И уже сейчас готовлюсь к этому.

— Бытует мнение, что Америка — страна индивидуалов. А вы легко сходитесь с людьми или, наоборот, стараетесь не подпускать к себе близко?

— Дело в том, что я уже через многое прошла, и у меня имеется разный опыт взаимоотношений с окружающими — как положительный, так и отрицательный. Я открытый, простой человек, и раньше очень близко подпускала к себе людей, но получала много неприятностей от этого. Я пострадала даже от собственного мужа — и сейчас просто замкнулась в себе. Поняла, что далеко не все люди так искренни и откровенны, как кажутся: некоторые просто хотят что-то вызнать и потом использовать против тебя. А для того, чтобы не иметь врагов — не надо сближаться. Лучше со всеми держать себя по-хорошему, но соблюдать расстояние. У меня есть свой круг, в который я никого не пропускаю. Это стена, и кто через нее ко мне пройдет, решает только Бог. Люди разные, часто приходилось разочаровываться. У меня была лучшая подруга, с которой мы учились на курсах в Америке. На расстоянии у нас с ней было все чудесно — и дружили, и помогали друг другу. А как стали вместе учиться, я увидела совершенно другого человека: она вдруг начала завидовать мне, что я получаю хорошие оценки, мучилась сама, мучила меня! Я до сих пор не понимаю, что произошло между нами — неужели из-за какой-то четверки или пятерки можно так возненавидеть?! На расстоянии же ты не злишь человека, и все отношения сохраняются очень надолго. 

— Аида, если бы вам предложили вернуться сюда навсегда — вы согласились бы, или вы уже чувствуете себя американкой?

— Я в Америке уже 40 лет, поэтому я не чувствую — я и есть американка. Живу в Америке, ем американские продукты, мои друзья — американцы. Весь мой репертуар — на английском языке. Наше искусство там никому не нужно, и мои песни на русском (в основном, это старые песенки из фильмов да известные во всем мире романсы «Ямщик, не гони лошадей!» или «Очи черные») — дань уважения публике, приехавшей из России, которая помнит и любит меня как Аиду Ведищеву. Когда несколько лет назад широко отмечался очередной юбилей фильма «Бриллиантовая рука», меня пригласили в турне по городам Америки со своей русскоязычной ретро-программой, куда входит, естественно, и знаменитое танго «Помоги мне!» И как раз за несколько недель до этого мы с сыном на горном курорте катались на мотороллере, я упала и сломала руку. Для тура я подготовила шикарные концертные наряды, но теперь ни один из них не подходил, так как не мог скрыть мою загипсованную конечность. Пришлось все концерты выступать в одной и той же блузке в горошек, которая помогала хоть как-то замаскировать травму. Но зато на все вопросы публики из зала: «Аида, что с вами случилось?», я с полным правом отвечала: «Поскользнулась, упала, потеряла сознание, очнулась — гипс!» Успех был колоссальный! Но этот тур был для русского зрителя, а для огромной армии поклонников-американцев я Amazing Aida, для них я пою и бродвейские мюзиклы, и свои, которые придумываю, пишу и ставлю сама. Хотя когда приезжала в Москву — здесь все свое. Наверное, я — метис. По национальности я и русская, и еврейка — метис. По жизни — русская и американка. Снова метис. Мой знак зодиака — Близнецы, опять два лица. Так вот и в жизни все у меня. Я верю, что для меня еще многое впереди. Еще столько жизней предстоит прожить, что нельзя останавливаться. Американцы всю жизнь чему-то учатся, потому что важно движение вверх. На небо. А насчет того, чтобы вернуться и снова начать все сначала… Не знаю. Наверное, я уже сломала себя. Было тяжело, больно, что все живут у себя дома, а я — неизвестно где. Но сейчас у меня уже давно все устроено, есть дом на побережье, хотя дело не в этом. Там много друзей, свои связи, сын — все-таки 40 лет солидный срок. Кроме того, мне там очень подходит местный климат, что для человека в моем состоянии тоже имеет большое значение. Все нормально, все прекрасно. Но я не попрощалась со своим зрителем навсегда и с удовольствием приезжаю сюда на гастроли, с концертами, если приглашают. Однажды я  показывала на Украине свою программу «Best of Broadway», и многие пришли, чтобы послушать именно бродвейские мелодии. А когда вдобавок я стала исполнять песни из своего старого советского репертуара, для них это был шок: все знали мои песенки, но не знали меня! Многие были уверены, что меня и в живых-то нет. И вдруг — знакомый голос и мелодии, которые они помнят с детства…