25 сентября, Суббота

ВАЛЕНТИНА ТОЛКУНОВА: «Лучший день — сегодняшний!»

     Сегодня, 12 июля, народной артистке России Валентине ТОЛКУНОВОЙ, всеми любимой Валечке, исполнилось бы 75 лет. Не одно поколение ребятишек засыпало на коленях у родителей под простую песенку: «Спят усталые игрушки, книжки спят…» И не одно поколение мам (а особенно пап!) с трепетом ожидало у голубых экранов её появления — всегда спокойной, доброжелательной, привлекательной, с роскошной косой до пояса, украшенной неизменной ниткой жемчужных бус…  А начиналась её карьера до банальности просто: делая уборку в доме, маленькая Валюша включала патефон и подпевала знакомым певцам и певицам. Этот разговор состоялся давно, к одному из прежних юбилеев певицы. Но мы уверены: если бы интервью брали сейчас, то ответы были бы точно такие же. Валя никогда, в течение всей жизни, не меняла своих принципов.

— Валентина Васильевна, когда вас впервые стали называть по имени-отчеству?

— Не так уж давно, и то не всегда и не все. Многие не знают моего отчества или часто его путают, называя меня то Степановной, то Ивановной, то Михайловной, но я абсолютно не обижаюсь. Мне нравится, когда меня называют Валечкой, «нашей Валюшей» или просто Валентиной: это приближает людей к моему сердцу, а моё — к ним.

— Если на старых фотографиях знаменитые актеры, как правило, сняты в образах лучших своих ролей, то теперь большинство артистов предпочитает фотографироваться с бокалом в руке за банкетным столом…

— У меня другая цель в жизни: хочу прожить ее с пользой для своей души. Нет смысла прожигать отпущенный вам срок впустую. Лучше побыть наедине с собой, сходить в театр, послушать хорошую музыку или прочитать интересную книгу, чем терять драгоценное время за бутылкой спиртного.

— К такой точке зрения вы пришли с возрастом?

— Нет, мне всегда было интересно так жить. Зачем допускать в свой мир лишнее — то, что мешает и даже вредит?

— А что идет во вред именно вам?

— Пустопорожние беседы, сплетни, светский бомонд, бесполезное времяпрепровождение, пошлость, вульгарность, глупые люди…

— А вы не боитесь с такими требованиями к окружающим остаться в одиночестве?

— Ни в коем случае: двери нашего дома открыты для всех и всегда.

— И что, никогда в эти двери не входили плохие люди?

— Случалось, но такие людишки около хорошего, как правило, не задерживаются. Мне кажется, что в ту минуту, когда они входят в дом, им нужно помочь. Появление любого человека не случайно, он в чем-то нуждается: в добром ласковом слове, в чашке чая, в дружеском совете или раскрытом сердце… Каждому — свое, и мы не должны отталкивать зашедшего «на огонёк».

— Вас можно отнести к когорте деловых женщин?

— Абсолютно нет! Сегодня многие творческие люди занимаются бизнесом, и я рада за них, но они, ко всему прочему, имеют еще и коммерческий талант. Я же больше романтик. Вот как-то недавно я ехала в поезде на гастроли и неожиданно задумалась: а чем еще я могла и хотела бы заниматься, кроме музыки? Сейчас время такое, что каждый может изменить профессию, возможностей для этого достаточно. С удовольствием преподавала бы, если бы было кому. Я часто общаюсь с молодыми, бываю председателем жюри многих музыкальных конкурсов, но те песни, которые сейчас поет молодёжь, меня не трогают. Если бы можно было найти «созвучных» моей душе и моему творчеству талантливых исполнителей, то я с удовольствием помогла бы им. Я прожила довольно долгую жизнь, и мне есть что сказать молодёжи, о чем поговорить и что обсудить.

— А что для вас значат деньги?

— Деньги — это философское понятие. На них нельзя смотреть как на нечто постоянное, нельзя все время их считать или транжирить. Но если ты употребил деньги во благо и, не будучи богатым, поделился с ближним, то позже испытываешь огромное ощущение счастья.

— Влияла ли когда-нибудь политика на ваше творчество?

— Нет, я никогда не пела песен-лозунгов в угоду строю, политике, тому или иному руководству. Моя тема — о людях, чувствах, о вечном, а политика — дама изменчивая!

— Но раньше вы числились в любимицах эшелонов власти…

— Может быть. Со стороны оно виднее, но мне кажется, что нравится песня, а не ты сам, и если удается затрагивать сердца больших людей, то для меня это великая награда: значит, песня выбрана правильно.

— А как вообще вы выбираете для себя песни?

— Все это очень индивидуально. На гастролях ко мне подходят поэты и композиторы, что-то предлагают. Иногда песню, написанную местным автором, давно уже поёт весь этот город, и вот после концерта меня окружает множество людей и говорит: «Валя, мы Вам дарим эту песню, пусть её знают и поют везде, а не только у нас!»      Есть прекрасная украинская поэтесса Ангелина Булычёва из Львова, которая в своё время написала слова к моей очень известной песне «Носики-курносики».  Потом она несколько лет молчала, хотя мы с ней встречались, но ничего для меня у нее не было. Вдруг она мне пишет письмо, что приезжает в Москву, и присылает несколько своих стихотворений. Одно из них мне так понравилось, что стало песней, музыку к которой написала я сама, потому что стихи эти очень глубокие, проникновенные и… несовременные! Вот так совершенно случайно рождаются хорошие песни!

— Люди сцены часто говорят, что невозможно в равной степени отдавать себя творчеству и личной жизни — что-то обязательно приходится приносить в жертву. Вы с этим согласны?

— Это всегда было невозможным. Все годы, что я на сцене, в семье меня называли «общественным достоянием». Да, мы разрываемся между семьёй и зрителями. И я не знаю, что в этой ситуации может быть правильным выбором. Может, правильное мне не дано, а может, именно оно и явилось главной ошибкой в моей жизни.

— Какое вообще место в Вашей жизни занимает семья?

— Огромное! Я считаю, что семья в жизни человека — это всё! У нас очень трудная профессия, которая отторгает нас от семьи, мы часто ездим, ночуем в поездах и самолётах, думая в это время о предстоящем концерте или съёмке, а не о близких. А когда выходим на сцену, то забываем вообще обо всём и обо всех, кроме своих зрителей, поэтому семья обычно и называет нас, артистов, «народным достоянием».

— Все давно восхищаются вашими великолепными волосами. Как вы за ними ухаживаете, чтобы они оставались такими густыми и красивыми?

— Никаких секретов у меня нет. Ухаживаю так же, как и каждая женщина, а специально ничего такого не делаю. Я считаю, что волосы — это природа, а природу изменить нельзя. Если у тебя хорошие волосы — это мама, папа, бабушки дедушки: спасибо им и генному происхождению. У нас в семье у всех очень хорошие волосы, которые достались мне по наследству.

— А откуда у вас пошла традиция украшать косу жемчугом?

— Прямо с того дня, когда я впервые вышла на сцену. В 1972 году я выступала в Колонном зале и мне сшили для этого концерта красивое платье, расшитое жемчугом. У меня нашлась дома нитка жемчуга, я вплела её в косу «под платье», посмотрела в зеркало и мне так понравился это образ, что я решила носить это украшение всегда. Я вообще люблю жемчуг и ношу его не только на сцене, но и в повседневной жизни — бусы, серьги…

— У вас есть несколько песен о деревне. А вы сама, будучи сугубо городским человеком, смогли бы привыкнуть к сельской жизни?

— Не знаю… Вряд ли. Коров я в жизни не доила, сено не косила. Правда, немного шью (в школе научили), вяжу, мою посуду, стираю, убираю, а вот в земле не копаюсь. Если бы жизнь заставила, то, мне кажется, я просила бы Всевышнего об одном: чтобы дал сил все преодолеть.

— Вы объездили полмира. Вам нигде не хотелось остаться?

— Никогда. Для меня очень важна духовность людей, а это качество есть только у славянских народов и особенно у россиян. Недаром в нашей стране такое огромное количество прекрасных и талантливых людей: композиторов, учёных, врачей, артистов. Когда я гастролировала в Австралии, один русский эмигрант сказал мне: «Всё, что я делаю сейчас, — это благодаря технике. Всё, что я делал в России — благодаря уму, рукам и заботе учителей обо мне.»

— Валентина Васильевна, вы счастливы?

— Трудно ответить однозначно, потому что формулы счастья не существует и его нельзя заключить в какие-то рамки. Счастье — это как два сообщающихся сосуда с хорошим и плохим. Вначале хорошее и плохое находятся отдельно, а в какой-то момент смешиваются или вообще меняются местами. Я оптимистка по жизни, всегда жду самого прекрасного и стараюсь не расстраиваться, когда действительность не совпадает с моими думами. Художник Коровин, когда его попросили назвать самый счастливый день в его жизни, сказал: «Сегодняшний». Я согласна с ним.