26 ноября, Суббота

Киркоров оценил песни Риммы Казаковой в 100 долларов.

Сегодня, 27 января, исполнилось бы 90 лет известной и любимой поэтессе Римме КАЗАКОВОЙ. «Ариадна», «Мадонна», «Мой нежный мальчик», «Ты меня любишь», «Безответная любовь»…. – эти песни знают и любят многие. Как и их исполнителей – Ирину Аллегрову, Александра Серова, Аллу Пугачёву, Михаила Муромова… На слуху имя автора музыки – Игоря Крутого. А вот поэт почему-то остаётся в тени… Ну кто, скажите, помнит, что эти популярнейшие хиты и многие-многие другие, столь же известные. Написала замечательная поэтесса, автор двух десятков книг Римма Казакова? Это интервью Римма Фёдоровна давала нам много лет назад. Но вчитайтесь — насколько оно актуально и сейчас!

— Римма Фёдоровна, как известно, «солдатами не рождаются» А поэтами?

— Рождаются. Люди разные: один рождается романтиком, другой деловым человеком; один с математическими наклонностями, другой с гуманитарными. Почему так – судить трудно, но факт остаётся фактом. Если человек не имеет изначального филологического дара, языкового чутья, ощущения речи как какого-то живого потока, который проходит через сердце и омывает всю жизнь, поэтом человек не будет.

— Почему, имея более 20 поэтических сборников, вы стали писать песни?

— Я вообще очень люблю песни. У меня поющая семья, я выросла в атмосфере музыки. Старший брат имел очень красивый голос, папа пел, младший брат был певцом. Папа часто водил нас в оперу и я могла спеть наизусть, например, арию Демона. Отец привёз мне с фронта маленький итальянский аккордеончик. На котором я играла в студенческие годы. К песне меня влекло всегда. А первым сказал мне, что я должна писать песни, поэт Михаил Светлов. Он прочитал мои стихи и удивился: «Это же песни!» И по-настоящему первую песню я написала тоже благодаря ему. Детский театр ставил пьесу. Светлов написал одну песню и по ряду причин отошёл от дел. Требовалась вторая, и они как-то вышли на меня. Я перепугалась до ужаса. Но песню всё-таки написала. Её взяли и даже заплатили 40 рублей, что меня вообще потрясло. А однажды я ехала в электричке с дачи из Переделкино вместе со Львом Ошаниным. Мы разговорились, и я призналась, что хочу писать песни. Он засмеялся – снисходительно, таким смехом, как смеются над неразумными детьми. Меня это так обидело, что я дала себе слово: напишу обязательно! И вдруг через несколько дней мне звонит Александра Пахмутова и говорит, что случайно прочла в журнале мои стихи, одно ей очень понравилось и она написала музыку. Так в 1969 году получилась песня «Ненаглядный мой», которую исполнила Майя Кристалинская. Мне было очень приятно, что Пахмутова сама нашла эти стихи!

— Но настоящий песенный этап в вашей жизни всё же начался с альянса «Крутой – Серов»…

— Игорь Крутой несколько лет был руководителем ансамбля Вали Толкуновой. Как-то мы возвращались вместе в одном самолёте – я из Штатов, а он с Толкуновой из Канады. Валентина Васильевна меня давно знала, так как была замужем за моим хорошим другом. Она и познакомила меня с Игорем. Сказала, что он безумно хочет писать песни и попросила: «Дай ему что-нибудь из своих стихов. В общем, разберитесь!» Вот мы с ним и «доразбирались» до того, что написали для Серова несколько песен. Игорь привёл Сашу ко мне в дом со словами: «Будем делать из него звезду – нового Тома Джонса!» Я говорю: «Да хоть Челентано – ты скажи, что от меня-то требуется?» После песни «Мадонна» Серов взлетел с какой-то катастрофической быстротой! А со мной ещё долго не хотели работать другие композиторы, почему-то считая, что я связана с Крутым какими-то обязательствами.

— Почему вы перестали с ним сотрудничать? Из-за денег?

— Нет, тут другое. У нас в стране вообще такая практика, что в центре – певец, а авторы остаются в тени. В лучшем случае знают композитора, потому что на любом концерте он может сесть за рояль и напеть по куплету из своих песен. И когда вышел компакт-диск «Мадонна» с песнями на мои стихи, очень многие удивлялись: «Как, это ваша песня?! И это ваша?» В одном интервью я посетовала, что Игорь Крутой никогда не называет меня в качестве своего соавтора (как, впрочем, и всех других поэтов). Ему это не понравилось, и он – тоже через прессу – ответил, что, мол, у Казаковой так мало денег, потому что она пишет плохие песни. Непонятно только, при чём тут деньги, о которых я вообще ни разу не заикалась. И зачем тогда Крутой со мной столько лет работал, если у меня «плохие песни»?

— Кто из исполнителей поёт ваши песни?

— Аллегрова, Глызин, Пугачёва, Вески, Киркоров, Муромов, Юлиан, Кормухина… Бывает, берут песню, записывают на диск, а на концертах не поют. Я не переживаю, я к этому готова. И если начинаю работать с тем или иным исполнителем, то спокойно отношусь к тому, что у нас может ничего не получиться. К примеру, Алиса Мон заказала мне четыре песни, а потом решила их не брать Я сказала: «Ничего, труд не пропадёт!» В результате две из них звучат: их спели Пугачёва («Мой снежный мальчик») и Аллегрова («Ты мне нужен»).

— А как вообще работается со звёздами?

— Да я лично с ними не работаю и никого практически не знаю. Просто композитор отдаёт им уже готовую песню на мои стихи. Хотя на месте исполнителей я бы всё-таки стремилась познакомиться с автором, подружиться… Но нет – так нет. Я с некоторых пор живу по принципу, сформулированному в моих же стихах: «Быть может, и моя вина – дышалось душно, но то, чему я не нужна, и мне не нужно!». Поверьте. это не гордыня, а достоинство. Не хотят – не надо. Встанут новые бойцы… Я пишу, преследуя две цели. Первая – для денег, потому что за стихи не платят вообще. И если я умею писать песни, то хотелось бы, чтобы за них ещё и заплатили. И вторая – для славы. Если кто-то не может платить, но будет петь, я всё равно напишу, потому что хочу, чтобы мои песни звучали.

— И как же платят наши артисты?

— В самом начале своего песенного творчества я даже не подозревала, что за это должна получать деньги. И когда однажды меня спросили, сколько стоит моя песня, то я была в растерянности и не знала, что сказать. Меня научила моя подруга Лариса Рубальская: «Римма, у тебя есть имя и талант. Бери 500 долларов, это нормально.» Тогда это были хорошие деньги. Хотя бывает по-разному. Например, когда я написала замечательную песню для Киркорова, он позвонил и спросил, сколько мне должен. Я говорю: «Двести долларов.» А Филипп: «Вообще-то дорого… А если сто?» Мне стало настолько противно, что я ответила: «Чёрт с тобой, неси сто!» А ведь Киркоров тогда уже был не бедным…

— Статус поэта-песенника обязывает иногда появляться на каких-то тусовках, премьерах, презентациях.. Вы богемный человек?

— Я прожила такую длинную жизнь, что уже и не знаю, какой я человек. Нет, я не богемная. Я часто шучу, что в шоу-бизнесе занимаюсь «шоу», а не «бизнесом». Я не испорчена ни излишним вниманием, ни большими деньгами, и бомонд мне малоинтересен. Право же, меня ничуть не интересует, кто с кем спит, кто что ест, кто за кого вышел замуж, у кого какая машина… Я люблю свой дом, но, конечно, когда куда-то приглашают – никогда не отказываюсь. Не придаю внешнему блеску большого значения, хотя, как каждая женщина, хочу хорошо выглядеть, и если всё же надо куда-то пойти, то, конечно, приоденусь.

— Вы довольны, как сложилась ваша жизнь?

— Есть теория, что мужчины не любят умных, самостоятельных женщин. А я очень рада, что моя жизнь сложилась именно так. Меня никто никогда не опекал, напротив – это я помогала мужчинам, которые находились рядом со мной. Но я ненавижу ярых феминисток и не понимаю, что они там пытаются декларировать. Через природу переступить нельзя! В то же время «женщина-курица», ограниченная лишь домом, не в меру сексуально озабоченная, тоже не вызывает у меня приязни. Всё должно быть гармонично. Поэтому я хотела бы пожелать женщинам помнить о своём достоинстве, читать книги, жить не только кухней и бытом, а подниматься иногда в небеса со счастливым отношением к жизни, счастливым самоощущением. Ведь многое зависит от нас самих! Проснулись утром, вам плохо – спросите себя, почему. И старайтесь выйти из дома в жизнь полноценным человеком, способным любить людей. Живая жизнь всегда остаётся живой жизнью, со своими загадками, со всякими неожиданностями. У каждого она своя. А я могу делиться только своим опытом… (ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…)